Wednesday, June 6th, 2012

Разные личности в разных ракурсах высказывали мысль о том, что девочкам нельзя учиться на филфаке (филфаке-журфаке). Если не вдаваться в частности, поддерживаю. Во-первых, абсолютная засада с женихами. Имевшиеся на нашем факультете юноши, мягко говоря, таковыми не являлись...  Проще говоря, мало кто из них вырос во что-то путное. Разве что Ярославу поставили диагноз "Шизофрения" - это, безусловно, яркий, но сомнительный вектор развития. В таком окружении сложно сразу понять, как вести себя с юношами, здраво вести, чтобы не прослыть романтической дурой.

Во-вторых, формируется неперспективное проблемное мировоззрение: внутренняя убеждённость в том, что даже в последнем засранце есть что-то человеческое, в том, что интеллигентному человеку немного стыдно быть лидером, берущим на себя первую инициативу - нужно уступать, искать компромисс, быть толерантным (это всё, конечно, хорошо, но таит в себе известные непродуктивные явления), но самое главное - это повышенное внимание к подтексту.
Важно не то, что сказано, а то, о чём умолчали или имели в виду - вот в этом таится куда большая засада, чем с призрачными женихами на филфаке. 

Это плохо влияет на отношения с нефилологическими мужчинами, которые зачастую гораздо проще героев Достоевского. Оскорбительно проще. Поэтому нам, филологическим девам, отравленным подспудностью, ничего не остаётся как перестать романтизировать такой экземпляр или ситуацию, залить воском уши, привязать себя к мачте и смотреть во все глаза на поступки. И оценивать цели и намерения человека по поступкам: сделал - не сделал, что именно сделал и каким образом. А покуда слова не подтверждены делами, ничего не предпринимать, чтобы избежать разочарования или откровенно глупой ситуации. 

Пиздеть-то все горазды, а как в Геленджик вывезти, жениться или новый диван купить - нет никого.