Бля. За пост о "Кабанчике" меня злобно обвинили в рекламе. Причём низкого пошиба, бгггг)))
Так вот. Идите нахуй задроченные прыщавые уродцы, которые залезут сюда проверять не проданный ли я агент Смит. Вам в Макдональдс - самое то. Всё-таки прочувствуйте разницу между отзывом и  рекламой.




 
В ЖЖ у Бориса Акунина кто-то очень хорошо подметил "Данилкин суд" жаль, не я 
Такие чудные реалии: филькина грамота, данилкин суд. Столько хочется сказать по этому поводу, но чего-то так безнадежно гадко на душе, что ничего из этого не выйдет интересного. А ведь был шанс хоть разок сойти за цивилизованную страну.
И вот кстати вам фото Михаила Ходорковского в 1995 и 2005 гг.


Скажете, страдания облагораживают? Хренушки - облагораживает диета, а килограммы прибавляют возраст. Помните об этом, мои ночные хомячки ;) Усики, конечно, тоже ни к чёрту.
Снова весь день на автопилоте. Чёртовы перепады температур :((( Хнык-хнык. Хнык.

(no subject)

Wednesday, December 15th, 2010 10:19 pm
 Мать петербургского историка Льва Лурье, известный в городе врач-кардиолог Ирина Ганелина погибла под колесами снегоуборочной машины. Что же это такое-то! Как старушку можно было не заметить, ну ведь не со скоростью метеора она передвигалась - 89 лет женщине. Нелепо, нелепо.
И то, что зачтение приговора Ходорковскому перенесли - также нелепо, как смерть мамы Лурье. Неужели они уверены, что новогодние корпоративы важнее? Людей, следящих за делом Ходорковского-Лебедева много, их бутылкой "Российского" не купишь. Все равно придут к Хамовничему, хоть 27 декабря, хоть 31.
Видимо, хреновый исход у дела будет. Умный, красивый и богатый - альфа-самцы негодуют.
 Я как-то всегда  считала, что хачи (вы не ослышались) запросто понимают друг друга. По определению. Сегодняшний вечер изменил мои дикие взгляды. Ради студентов на моей остановке натыкали разного рода пивозаправочные станции и другие павильоны со сходным ассортиментом. Один из них держат личности, национальность которых не берусь установить. Они запомнились тем, что на вопрос "А откуда лаваш привозите?" скромно отвечают "Наши люди дэлают...". 

Зашла я туда потратить сто рублей, а счастья получила на все двести. К хач-продавщице подходит хач-покупатель и говорит:
- Мне пив, только тёпленький!
- Каки?
- А? Пив!
- Каки пивы?
- Ну пив... (неопределенно проводит рукой)
- Тэ?
- Как? Тэ!  Или Дэ? А дайте Хунгарден. Хунгарден и Параламент.
- Каки?
- Ви не понимаете? Хунгарден.
- А сигарет?
- Параламент!  
- Каки?  
- Параламент!
- Парлямент легкие?
- Да!

Хач-помощница хач-продавщицы даже забыла мне полтинник отдать - так их увлекла иная хач-модификация. Но я все-таки забрала ассигнацию, сгребла свои покупочки и домой поковыляла - гололёд у нас.
Варваре где-то бог послал деньжат на свитер
В автобус быстро взгромоздясь
Варвара за покупкой собралась.

Да призадумалась, а мысль в главе витала:
Где взять ту вещь, чтобы тепло держала?
Чтоб цвет, фасон, конечная цена -
Понравились Варварушке сполна.

Но вот беда Торгового Квартала -
Хоть свитеров вагон, но в то же время мало:
На этом много дыр,
А в том сплошной акрил.
Варвара на носочках к вешалке подходит,
В руках вертИт – размеры не подходят
И думает печально, чуть дыша:
«Голубушка, its parashА».
Зря истоптав набойки на ботинках,
Поехала ни с чем к себе в квартирку…

Invaders must die

Thursday, October 14th, 2010 05:29 pm
И ведь ничего этой овце иркутской не будет.  И акции протеста со стороны просто неравнодушных горожан, а также родственников и друзей пострадавших, тоже не будет. Хотя тягомотине почти год. 

Кусаться надо. В гражданском-то обществе...  А суке этой ещё прилетит по затылку кармический булыжник. И за труп, и за инвалида, и за то, что вокруг машины своей бегала (хули, бампер помялся), а потом и вовсе в ней зашкерилась, вместо того, чтобы скорую вызвать. И за этот откровенно пиздежный судебный процесс. Да срать на этот Избирком и дщерей его глав. Они срут. А нам, что ни плюнь в глаза - всё Божья роса.
Один алкоголик мне однажды сказал: "Знаешь, а ведь я мог бы стать очень умным. Нет, правда! Я мог стать очень умным человеком, но я не учился в школе. Я был раздолбаем, Варь. А потом у меня произошло сотрясение мозга, после которого мне стало трудно запоминать все новое".

 "Good for you!",
  - чуть не сказала я ему. Но спохватилась и ответила - "Понятно".